Меню
X
05.09.2017

Маргарита Вайда

Уход с политической арены «старой президентской гвардии» и усиление на этом фоне отдельных политических персон, в частности, Карима Масимова, возглавившего почти год назад Комитет национальной безопасности, воспринимаются аналитиками неоднозначно. Возможно, аргументы тех, кто высказывает в этой связи опасения, и имеют право на существование, но стоит признать, что происходящий сегодня процесс смены элит не только закономерен, но и логичен. Президент страны выдвигает в авангард достойную смену, заслуженно занявшую место в его опустевшей обойме.

 …Люди старшего поколения хорошо помнят период «застоя» - 1970-е, начало 1980-х. Политический режим к тому времени был уже довольно щадящим, благосостояние народа потихоньку росло, но появилась новая серьезная проблема – коррупция. Она проникла во все сферы общественной жизни, включая правоохранительные органы, и даже в святая святых – в партийный аппарат, который и был тогда властью. Пожалуй, лишь одна структура смогла избежать этой заразы – Комитет государственной безопасности. Только чекисты считались неподкупными. И когда в конце 1982-го генсеком ЦК КПСС стал бывший и многолетний (25 лет плюс восемь дней) председатель КГБ Юрий Андропов, у многих появилась надежда на то, что с коррупцией будет покончено, что в стране будет наведен порядок. Он круто взялся за дело, но ему был отпущен слишком короткий срок – чуть больше года.

Именно в тот период развивалась политическая карьера Нурсултана Назарбаева. И кому как не ему понимать, что коррупция и государственная безопасность – вещи несовместимые. Поэтому он, будучи сегодня президентом страны, при выборе кандидатов на пост председателя КНБ наверняка исходит, прежде всего, из этого обстоятельства. По крайней мере, на это намекают фамилии тех, кто в последние годы руководил национальной безопасностью - Нуртай Абыкаев, Владимир Жумаканов. Теперь - Карим Масимов. Разные люди, с совершенно разным бэкграундом, но объединенные одним – они никогда не были замешаны в коррупционных скандалах и зарекомендовали себя как настоящие государственники. А это, как показывает время, дорогого стоит.

Не секрет, что в начале своего пути КНБ зачастую играл роль политически мотивированной силы, активно используемой элитами в «операциях» по сведению счетов друг с другом. О деятельности, допустим, Рахата Алиева или Альнура Мусаева в рамках этой структуры, думается, напоминать не стоит. Национальная безопасность в эпоху их правления была лишь приложением, а, может быть, и просто прикрытием. С тех пор много воды утекло, и КНБ пережил не один катарсис, но, если можно так выразиться, вошел в силу, по историческим меркам, не так давно. Абыкаеву и Жумаканову удалось кардинально переломить ситуацию, повысив профессионализм и авторитет этой спецслужбы. Принявший эстафету Масимов ничуть не уступает своим предшественникам. И даже демонстрирует более высокую результативность.

Через две недели, 8 сентября, исполнится год со дня назначения Карима Масимова председателем КНБ. И тут нелишне напомнить, что его приходу в комитет предшествовали теракты в Актобе и Алматы, серьезно напугавшие жителей этих крупных городов. За время пребывания Масимова на нынешнем посту в стране не произошло ни одного ЧП, связанного с террористическими проявлениями, а, следовательно, можно говорить о том, что ему удается работать на упреждение, принимать действенные превентивные меры. И когда Масимов говорит: «Время ставит перед страной новые вызовы, требует от ее главной спецслужбы большей бдительности, мобильности, технической оснащенности и нестандартных решений. Мы уже научились действовать на упреждение, и сегодня можно сказать, что органам КНБ по плечу решать самые сложные задачи», - это далеко не пафосная риторика. Скорее всего, тут положительно сказалась в том числе и проведенная Масимовым реформа органов КНБ, которая внешне не изменила правила игры, но внутренне позволила существенно упорядочить деятельность структур комитета и добиться их четкой «профильной» ориентации.

Другим неоспоримым плюсом Карима Масимова по-прежнему остается его умение находить компромисс, успешно взаимодействовать с другими силовыми структурами. Об этом красноречиво свидетельствуют, например, совместные операции КНБ и МВД по борьбе с организованной преступностью, предотвращению криминальных войн и задержанию радикалов.

Поэтому неудивительно, что Карим Масимов, даже кардинально сменив профиль деятельности, в восприятии экспертов продолжает сохранять лидерские позиции в политической элите. В последнем рейтинге, подготовленном по итогам второго квартала нынешнего года Центром социальных и политических исследований «Стратегия», председатель КНБ закрепился на самой верхней строчке. Подчеркивается, что если в первом квартале основной акцент эксперты делали на эффективности работы главы КНБ, то во втором – на усилении его авторитета. «При этом одни констатируют, что «Масимов был и остается правой рукой президента, и его влияние будет только усиливаться», а другие указывают на его резкое усиление среди силовиков», - говорится в исследовании. Кроме того, отмечается, что ведомство, которым сегодня руководит Карим Масимов, «в целом показало качественную работу по противодействию терроризму и экстремистским течениям». Впрочем, как утверждает политолог Досым Сатпаев, КНБ усилил работу и по другим направлениям: «С сентября прошлого года казахстанская спецслужба стала демонстрировать довольно большую активность в разных направлениях своей деятельности: от традиционной борьбы с экстремизмом и терроризмом до противодействия экономическим преступлениям и шпионажу».

Управленческий опыт нынешнего председателя КНБ, отточенный за годы руководства правительством и президентской администрации, как по маслу вошел в новые реалии. Карим Масимов, вопреки опасениям некоторых, оказался на своем месте. Об эффективности его работы на этом посту свидетельствуют в том числе и более широкие полномочия, которые получил возглавляемый им комитет. Конечно, каждый волен сам судить о том, плюсом или минусом является усиление Карима Масимова, но, как нам кажется, тут все очевидно и без слов…

Газета Central Asia Monitor  № 33 (661) от 25-31 августа 2017 г.