Меню
X
11.09.2017

Национальная безопасность названа приоритетом номер один еще в Стратегии «Казахстан-2030». В последующих своих выступлениях президент страны Нурсултан Назарбаев не раз отмечал, что она является основой любого государства, в том числе и Республики Казахстан.

Начало XXI века ознаменовалось появлением новых террористических организаций, что вынудило мировое сообщество объявить им войну. Руководство Казахстана всегда уделяет большее внимание вопросам обеспечения нацио­нальной безопасности. Тем более что открытость нашей страны попытались использовать в своих далеко идущих целях различные радикальные организации.

В конце весны и в начале лета 2011 года произошли самоподрыв смертника в Актобе, нападение группы экстремистов на полицейских в поселке Шубарши (Западный Казахстан). Этот период ознаменовался также угрозами талибов осуществить террористические акты в Казахстане, если власти страны примут решение отправить военных на территорию Афганистана. Бомба, которая предназначалась для подрыва здания акимата Атырау, по чистой случайности была приведена в действие в пустынном районе города и унесла жизнь только одного человека, транспортировавшего смертельный заряд. Наиболее резонансным стал теракт в Таразе, когда джихадист убил семь человек, в том числе пятерых сотрудников правоохранительных органов, а затем осуществил самоподрыв.

После этих событий государство активизировало свою деятельность в плане противодействия экстремизму и терроризму, поставив во главу угла принцип упреждения проявлений религиозного экстремизма и терроризма.

С этой целью осенью 2013 года принята государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2013-2017 годы. Тем самым государство обозначило это направление одним из приоритетных в обеспечении национальной безопасности страны.

Осознавая уровень угрозы, исходящей от международного терроризма, Казахстан самым решительным образом, осуждая все его формы и проявления, является сторонником координаций усилий международного сообщества в борьбе с этим опасным явлением. С этой целью наша страна присоединилась к четырнадцати международным универсальным инструментам по борьбе с терроризмом. В то же время казахстанский подход основан на понимании, что комплексное сотрудничество различных стран мира должно соответствовать нормам международного права. Кроме того, мы считаем, что необходимы дальнейшие усилия по совершенствованию антитеррористических договорных механизмов. В этом направлении наша страна считает целесообразным принятие Всеобъемлющей конвенции о борьбе с международным терроризмом. Такая позиция обусловлена понимаем того, что природа этого зла становится все более интернациональной, о чем наглядно свидетельствует история появления и эволюции ИГИЛ.

После принятия госпрограммы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в декабре 2013 года в Казахстане был создан Антитеррористический центр, на который была возложена задача координации деятельности всех специальных служб, правоохранительных органов и других ведомств по борьбе с ним.

На законодательном уровне на территории Казахстана были запрещены организации, деятельность которых подпадает под характеристики терроризма. Согласно этому, организации признаются опасными, если их уставные цели и деятельность противоречат Конституции и законам Республики Казахстан и международным договорам, участником которых она является, а также в случае, если существует потенциальная опасность активизации функционирования этих организаций по дестабилизации обстановки в государствах центрально-азиатского региона.

В национальный список террористических и экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территории Республики Казахстан, включены 16 зарубежных структур («Аль-Каида», «Асбат аль-Ансар», «Братья-мусульмане», «Боз гурд», «Жамаат моджахедов Центральной Азии», «Исламское движение Узбекистана», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс», «Талибан», «Лашкар-и-Тайба», «Хизб-ут-Тахрир», «Таблиги джамаат» и «Общество социальных реформ», «АУМ Синрикё», «Организация освобождения Восточного Туркестана», «Джунд-аль-Халифат (Солдаты халифата)»).

Однако события июня 2016 года в Актобе и трагедия 18 июля 2016 года в Алматы показали, что работу в данном направлении следует усилить. Во­очию столкнувшись с практической угрозой такого масштаба, направленной на подрыв основ государственности и внутренней стабильности, власти Казахстана осознали необходимость законодательной реформы. В срочном порядке на суд общественности и широкое экспертное обсуждение был вынесен законодательный проект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Он преду­сматривал изменения в 24 законодательных актах. При этом упор был сделан на три основные направления: усиление контроля за оборотом оружия; ужесточение наказания за преступления, связанные с терроризмом; и проблемы внутренней миграции.

Из произошедших в Актобе событий были извлечены правильные уроки. В соответствии с предложенными поправками, отныне запрещено размещать магазины, торгующие оружием, в жилых домах. Вводится ограничение на количество единиц оружия, которым может владеть отдельно взятый гражданин. При продаже любой огнестрел должен находиться в состоянии, исключающем его моментальное приведение в боевую готовность.

Казахстанское законодательство теперь более жестко квалифицирует следующие виды преступлений: наемничество и вербовка, участие в военных действиях за пределами Казахстана, пропаганда экстремизма и терроризма, создание вооруженных групп, попытка насильственного свержения государственного строя. Они будут караться вплоть до пожизненного лишения свободы. В качестве исключения, в особо тяжелых случаях государство оставляет за собой право применения смертной казни.

Одновременно усиливается контроль за внутренней миграцией. Граждане, проживающие без регистрации по месту фактического проживания, будут взяты под особое наблюдение.

Еще одной мерой по противодействию религиозному экстремизму и терроризму стало создание нового уполномоченного органа — Министерства по делам религий и гражданского общества. Его базовая задача — поставить заслон на пути идеологического проникновения в казахстанское общество чуждых нам идей и активная контрпропаганда. Другая задача — активные контакты с религиозными организациями. Дополнительно в ведение нового министерства входит также и молодежная политика. И это отнюдь не случайно, поскольку, как показывает практика, именно умы и сердца этой категории населения являются главной мишенью всех новоявленных адептов радикального ислама.

Учитывая нарастание не совсем позитивных тенденций в этом направлении, КНБ РК предложил новую госпрограмму по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2017-2020 годы. Самая главная спецслужба государства признает реальность угрозы радикализации общества. Несмотря на принимаемые меры, негативные тенденции в этом направлении не теряют своей силы. Более того, они актуализируются.

Имеющаяся на этот счет статистика только подтверждает эти не совсем позитивные тезисы. Так, с 2013 года на ранней стадии приготовления предотвращены и сорваны 27 насильственных экстремистских акций террористического характера (из них в 2013 году – 8, в 2014 году – 3, в 2015 году - 4, в 2016 году –12).

Еще одну прямую угрозу национальной безо­пасности представляет участие граждан нашей страны в террористической деятельности за рубежом. По данным КНБ, за последние четыре года не допущен выезд в зоны террористической активности 546 рекрутов-казахстанцев (2013 год – 168, 2014 год – 136, 2015 год – 151, 2016 год – 91). Кроме того, из лагерей таких международных организаций возвращены 79 граждан Казахстана, из них 34 привлечены к уголовной ответственности.

В предлагаемой программе предусмотрен комплекс мер, направленный на усовершенствование профилактики религиозного экстремизма и терроризма. В частности, предлагается сосредоточиться «на лицах, разделяющих идеи, направленные на разжигание религиозной вражды или розни». Также планируется повысить эффективность «системы просвещения граждан о потенциальной опасности радикальной идеологии и терроризма» и улучшить «привлекательность контрпропагандистской продукции».

Все эти меры показывают, что Комитет национальной безопасности и другие соответствующие структуры стараются работать на упреждение, чтобы в зародыше пресечь любые поползновения экстремистов.

Автор: Артур Линевич

11 сентября, 2017 года, Central Asia Monitor (Республиканская общественно-политическая газета)